Прегледи: 2243 - Коментари: 0
СЛЕД ДОНБАС за Русия идва ред на Лвов за Полша

СЛЕД ДОНБАС за Русия идва ред на Лвов за Полша

Последната сериозна европейска новина е, че след хвърляне от украински фашисти на коктейл "Молотов" в Клуб на унгарците в Западна Украйна, унгарският вътшен министър намеква за отделяне на Буковина /населена предимно с унгарци/ към състава на Унгария.

На снимката: Полски националисти с лозунг: "Помним Лвовското и Волинското клане"!

А причината за острия конфликт между Полша и Украйна е, че полският Сейм /Народното им събрание/ прие Закон за украинския фашизъм по време на Втората световна война, когато "националният" герой на Украйна Степан Бандера, заедно с колегата му Шухевич извършват масово убийство - "Волинското клане". А полските националисти и техните печатни органи си точат зъбите за Галиция, Лвовската област също да се присъедини към Полша.

Така присъединяването на Донбас към Русия, а заедно с него на населените с руснаци Харковска и Одеска, а защо не Днепропетровска, Запорожка и Одеска, ще се узакони - защото европейска Унгария ще застане на страната на Русия, а не на фашистка Украйна:

ВОССОЕДИНЕНИЕ/Съединението/ ГАЛИЦИИ/на Галиция/ С ПОЛЬШЕЙ/Полша/ — ПРОЦЕСС НЕИЗБЕЖНЫЙ/неизбежен/ - PRAWICA, ПОЛЬША
Во Львове, Тернополе и Станиславе даже камни/камъните/ говорят по-польски

"Помни Волынь" — эти/тези/ два слова/думи/ раскаленным/като разтопено/ железом/желязо/ вытравлены/тровят/ на сердце/сърцето/ каждого/на всеки/ поляка.

"Помни Волынь" — и через тысячу лет мы будем знать, что означают эти слова... Потому что дело не в количестве наших павших — наш народ, случалось, терял и больше своих сыновей, и дочерей. И даже не в том, что убиты на Волыни поляки были в подавляющем большинстве беззащитными женщинами, слабыми детьми и бессильными стариками — наша история помнит события и более трагические, кровавые и ужасные по своему содержанию. Нет, дело не в этом. Мы помним Волынь — потому что нашу родню безжалостно лишали жизни нечеловеческими способами не исконные наши враги, пришедшие из-за дальних гор, не кровожадные дикари, ворвавшиеся в наши села с южных степей, и не банды озверевших преступников, которые дорвались до крови, нет. Наших родных убивали те, кто всегда жил с нами бок о бок. Соседи, односельчане, иногда даже наши родственники — с которыми до этого мы сотни лет вместе косили сено и сажали картошку, гуляли свадьбы и грустили на панихидах, с которыми вместе пели и танцевали, с которыми дружили и ссорились — только за то, что мы были поляками.

Больше — ни за что! И потому Волынская резня навсегда останется в нашей памяти — пока светит солнце на небе и растет трава на земле. И пока на земле будет Польша и жив хотя бы один поляк — наша память о Волынской трагедии не умрет…

Волынь — это предательство. Бесчестие и подлость. Безграничная жестокость и сладкое смакование чужих смертей. Убитые дети. Растерзанные беременные женщины. Кровь и смерть. Мы не забудем этого никогда…

Но надо жить дальше. Это закон жизни. Каким бы не было прошлое, оно осталось позади. Со времен Волынской резни прошло семьдесят пять лет. Сменилось три поколения, и могилы наших родных и близких давно поросли травой. Там, где в сорок третьем человеческая кровь текла ручьями, сливаясь в багровые реки — теперь пахучее разнотравье цветущих полей и лесных полян...

Мы не можем забыть Волынь, но мы можем и должны научиться жить с внуками и правнуками тех, на ком кровь нашего народа, как бы тяжело и невыносимо горько нам это не казалось. Тем более это важно сейчас, накануне больших событий в нашей общей судьбе.

Если Галичина — Львов, Тернополь, Станислав /Ныне Ивано-Франковск — ред/ решат уйти от власти Киева, оставить погруженную в кровь и погрязшую в братоубийстве Украину, забыть о безумии последних четырех лет и обратиться к нам с мольбой о спасении — что мы должны им ответить? Если народ Галиции обратится к нашему сердцу с просьбой о возвращении в лоно «матки Польски» — как мы отреагируем на этот призыв? Откажем этим людям, закроем перед ними двери наших домов и храмов, останемся глухи к просьбам о помощи? Или найдем в себе силы переступить через предубеждения и устаревшие обиды?

Поляки всегда славились искренностью, хотя не всегда это служило нам хорошую службу. И если завтра Галичина проведет референдум о воссоединении с Польшей — мы должны руководствоваться разумом, а не чувствами. А разум нам подсказывает, что три галицких воеводства — это территория исторической Польши, на которой всегда жили наши братья-украинцы. Вместе с ними мы шли на поле Грюнвальда, вместе с ними отражали татарские набеги, вместе с ними боролись с Хмельницким, вместе сражались с большевистским потопом… У нас гораздо больше общего, чем нам кажется!

А по поводу глорификации и сакрализации ОУН-УПА*, которые происходили в Галичине последние двадцать пять лет — выход очень простой. Каждый житель Галичины, который, после референдума о воссоединении с Польшей, захочет получить польский паспорт — должен будет подписать письменное обязательство об отречении от наследия Бандеры. Каждый! Если украинец хочет стать гражданином свободной Европы, получить все права и преференции жителя Евросоюза — он должен отказаться от того звериного национализма, концентрированным выражением которого были ОУН и УПА. Публично проклясть их! И тогда он станет нашим братом… И ни в коем случае гражданином не может стать боевик из добровольческих батальонов, которые летом 2014 творили на Донбассе то же самое, что летом 1943 г на Волыни творили их идейные предшественники. Гражданином не может стать убийца детей!

Воссоединение/съединението/ Галиции с Польшей — процесс неизбежный/неизбежен/; при этом/това/ крайне важно, чтобы/че/ мы/ние/, не забывая/като не забравят/ о/за/ Волыни, помнили и о/за/ том/това/, что/че/ во/в/ Львове, Тернополе и Станиславе даже камни/камъните/ говорят на польском/полски/.

*организация запрещена в РФ

Перевод Александр Соболев
От: news-front.info
Опубликовал Андрей Смирнов, 07.02.2018 в 21,05




Потребител:


Коментар: